Место языкознания среди других наук.

Вопрос 1. Языкознание как гуманитарная дисциплина и его место в системе научного познания о человеке

ЯЗЫКОЗНАНИЕ(языковедение, лингвистика) – наука о естественном людском языке вообщем и обо всех языках мира как личных его представителях.

Объект исследования языкознания – язык. Но язык является объектом исследования и для других наук: логики, истории, психологии и т.д Место языкознания среди других наук..

Хотя объект исследования у этих наук совпадает, предмет у их различный. Предмет науки – это специфичность, отличительная особенность подхода данной науки к объекту исследования. Предметом языкознания является язык в его системной целостности, а языкознание – это наука о языке, его публичной природе и функциях, его внутренней структуре, о закономерностях его функционирования и исторического Место языкознания среди других наук. развития, о систематизации определенных языков.

Место языкознания посреди других наук.

Языкознание и социальные науки.

Так как язык является важным средством коммуникации в обществе и плотно сплетен с мышлением и сознанием, языкознание заходит (в качестве одной из центральных наук) в круг гуманитарных (соц) научных дисциплин, изучающих человека Место языкознания среди других наук. и человеческое общество. Из этих наук с языкознанием теснее всего связана этнография и её разные области, разрабатывающие, а именно, общие принципы функционирования языка в обществах различных типов.

Языкознание как наука о языковом общении всё поближе связывается с современной социологией. Появилась социолингвистика – одна из самостоятельных лингвистических дисциплин, изучающих взаимодействие языка Место языкознания среди других наук. и общества (социума) и зависимость речевых черт от соц – национальности, возраста, пола, уровня образования и т.д.

Естественный язык – более принципиальная (и идеальнее всего изученная) знаковая система, потому языкознание нередко рассматривается как важная из семиотических дисциплин. Посреди их языкознание оказывается центральной наукой, так как язык служит средством для построения Место языкознания среди других наук. целого ряда текстов (а именно, в художественной литературе) и «надъязыковых» систем (семиотических моделей мира), изучаемых семиотическими дисциплинами.

Главная роль языкознания для многих смежных гуманитарных наук делает выводы языкознания необходимыми для всего гуманитарного познания в целом. Историческое языкознание по своим способам сближается с историей и другими науками, изучающими изменение во Место языкознания среди других наук. времени соц структур, развитие которых в ряде всевозможных случаев определяет и пути языковой эволюции, и развитие культуры, литературы, искусства и др. Историческое языкознание соотносится с огромным числом исторических дисциплин, на выводы которых оно опирается.

Обилие функций языка в обществе и тесноватый нрав его связи с мышлением и с психологической Место языкознания среди других наук. деятельностью человека делает очень гибким взаимодействие языкознания с надлежащими соц и психическими науками. В особенности тесноваты связи языкознания с психологией, уже в 19 в. вызвавшие вторжение психических способов и мыслях в языкознании. В 50-х гг. 20 в. образовалась новенькая пограничная с языкознанием наука – психолингвистика. Это научная дисциплина, изучающая связь языка и мысли, языка и Место языкознания среди других наук. сознания, связь языковых средств с безотчетными проявлениями людской психики.

Языкознание и естественные науки.

Дешифровка генетического кода почти во всем основывалась на усвоении биологами опыта языкознания и на типологических аналогиях со структурой естественного языка, которые продолжают изучаться и генетиками, и языковедами. Способы сравнительно-исторической реконструкции праформ и определения времени Место языкознания среди других наук. расхождения меж потомками 1-го праязыка в языкознании оказались подобны схожим процедурам в молекулярной теории эволюции (определение белка – начального источника для сравнимых белков в различных организмах, установление времени разделения организмов в процессе эволюции). Контакт языкознания с биологией осуществляется также при исследовании вероятного наследного нрава главных языковых возможностей человека, что Место языкознания среди других наук. связано и с проблематикой глоттогенеза, и с разработкой идеи моногенеза языка.

Более чётко обусловился статус нейролингвистики, изучающей на основании лингвистических данных функции и зоны центральной нервной системы, связанные в норме и патологии с языком. На границе языкознания и психиатрии находится исследование особенностей речи при различных видах психологических расстройств Место языкознания среди других наук.. При психоанализе сосредоточивается внимание на безотчетных речевых ошибках и на неосознаваемом содержании монолога пациента, произносимого в присутствии доктора. По мере развития нейролингвистики ставится вопрос о соотнесении различных частей теории языка с чертами работы соответственных зон центральной нервной системы человека. Для осознания особенностей физиологии человека конкретно язык играет в особенности Место языкознания среди других наук. важную роль, что равномерно начинает учитываться и в теоретических работах по психофизиологии, и в мед (психотерапевтических) приложениях, имеющих аналоги в народной медицине (заговорные тексты и т. п.).

Языкознание и математика. Появляется особенная область арифметики – математическая лингвистика, математическая дисциплина, предметом которой является разработка формального аппарата для описания строения естественных и Место языкознания среди других наук. неких искусственных языков.

Стремительно развивается вычислительная лингвистика, цель которой – создание сложных систем обслуживания ЭВМ средством языка, делающих вероятным прямой разговор человека с ЭВМ, автоматическую переработку, запоминание, поиск и вывод инфы в речевой форме и т.п. (время от времени часть этих задач объединяют термином «инженерная лингвистика»).

Многие классические области Место языкознания среди других наук. языкознания значительно изменяют методику исследования благодаря способности использовать в их ЭВМ: становится вероятным построение программ, реконструирующих различные другие варианты фонологического и грамматического уровней праязыков, машинное определение времени разделения схожих языков способом лексикостатистики, составление машинных словарей для широких корпусов старых письменных текстов и проведение на ЭВМ вспомогательных работ для дешифровки старых Место языкознания среди других наук. письменностей, запись в памяти машины полного грамматического словаря определенного языка и т. п. Нрав внедрения этих вычислительных способов сближает вычислительное языкознание с такими науками, как экспериментальная физика, где проверка определённых математических моделей осуществляется оковём обработки на ЭВМ соответственного экспериментального материала.

ВОПРОС 2

История исследования китайского языка в Китае насчитывает более 2000 лет Место языкознания среди других наук.. Китайское языкознание представляет собой одну из немногих независящих лингвистических традиций, которая приметно повлияла на языкознание Стране восходящего солнца и ряда других примыкающих с Китаем государств. Его принципы отлично приложимы к описанию ряда языков Юго-Восточной Азии (в особенности языков слогового строя). Но в главном оно осталось в стороне от путей Место языкознания среди других наук. развития мирового языкознания (сначала в силу существенных различий китайского языка как языка “изолирующего” типа от европейских, обусловивших соответственно и принципную неизменность идеографического письма в протяжении всего времени его существования, также в связи со специфичностью развития китайской культуры вообщем). И сейчас оно ориентируется в большей степени на свою Место языкознания среди других наук. традицию описания языка.

Китайское письмо зародилось посреди 2-го тыс. до н.э. Открытие в 1899 г. костей и черепашьих щитов с иероглифическими надписями, относящимися к 13—11 вв. до н.э. ещё просит собственного осмысления и, может быть, определит некую ревизию истории китайского письма.

Основная графическая единица китайского письма — иероглиф. Он соотносится Место языкознания среди других наук. с тонированным слогом, являющимся обычным экспонентом морфемы, которая, в свою очередь, нередко совпадает в собственных границах со словом. Со временем изменялось в сторону упрощения начертание применяемых иероглифов, одни из которых представляют собой пиктограммы и идеограммы, другие содержат внутри себя составляющие, дающие намёк на значение слова-морфемы (семантические ключи Место языкознания среди других наук., которых насчитывается 214) либо же на звуковое значение знака (фонетики), третьи подверглись переосмыслению и утратили связь с их первичной функцией. Иероглиф строится в виде набора стандартных и по-разному комбинирующихся черт (до 28). Общее число символов равно примерно 50 тыщам. В современном письме употребляется до 4—7 тыщ символов. Они в принципе равнодушны по отношению к Место языкознания среди других наук. звучанию слов и морфем и тождественны для записи текстов на различных диалектах. Конкретно по этой причине китайские иероглифы заимствовались в Стране восходящего солнца, Корее и Вьетнаме и длительно служили средством межэтнического общения в странах Юго-Восточной Азии.

Основным объектом для китайских лингвистов всегда был иероглиф, имеющий написание, чтение и Место языкознания среди других наук. значение. В связи с исследованием различных сторон иероглифа в языкознании старого и средневекового Китая выделялись три направления: истолкование старых слов (схолиастика, появившаяся намного ранее других дисциплин), исследование структуры и этимологии иероглифов, многофункциональная фонетика (с 5 в. н.э.). Грамматика вычленяется из схолиастики только в 18—19 вв.

ВОПРОС 3

Сначала 2-го тыс Место языкознания среди других наук.. до н.э. с Северо-Запада в Иран и Индию вторгаются индоевропейские племена ариев, либо арийцев (индоиранцев). В итоге дивергенции индоиранские языки распадаются на две ветки — иранскую и индоарийскую. Носители языков первой ветки расселяются также на территориях современных Афганистана и Таджикистана.

Самоназвание индоиранских племён, обитавших ранее в северном Причерноморье, а Место языкознания среди других наук. потом в Малой Азии, — arya (в начальном значении ‘великодушный, верный, дружеский; представитель одной из трёх высших каст’). Кстати, это слово легло в базу 2-ух собственных имён — Иран (aryanam ‘страна ариев / великодушных’), сохранившегося доныне и означавшего местность расселения первой группы арийских племён, и Арьяварта (Aryavarta ‘путь, страна ариев / великодушных’), означавшего Место языкознания среди других наук. в ведийской мифологии и в реальной жизни первоначальную местность расселения другой группы ариев в Индии.

Об индоарийцах мы знаем как о носителях ведийской культуры (середина 1-го тыс. до н.э. — середина 1-го тыс. н.э.), запечатлённой в передаваемых изустно религиозных текстах — ведах (Ригведа, Самаведа, Яджурведа, Атхарва-веда). Рвение Место языкознания среди других наук. сохранить в чистоте язык религиозного обряда, получивший заглавие ведийского, и явилось как раз основой для пробуждения специального энтузиазма к дилеммам языка в 1 тыс. до н.э. сначала в среде представителей высшей касты — жрецов-брахманов, исполнявших сложные культовые ритуалы на уже устаревающем и не всегда понятном даже в их своем кругу языке Место языкознания среди других наук., который числился языком богов и которому приписывалась волшебная сила. Ведийский язык, служивший индийской ветки ариев, к середине 1 тыс. до н.э. фактически уже вышел из потребления. Нужны были всесторонние комменты к ритуальным текстам.

Складывавшаяся в Индии под воздействием потребностей религиозного культа проблемная ситуация отличалась от тех Место языкознания среди других наук., которые имели место на Ближнем Востоке и в Китае: тут ценность отдавался звучащей речи, а не письму; письмо появилось относительно поздно. Соответственно этому первоочередное внимание уделялось исследованию законов мелодики, ритмики, метрики, фонетики (и этому позже у представителей индийской культуры обучались китайцы, приобщаясь к буддизму), также простому этимологизированию слов.

Древнейшие Место языкознания среди других наук. индийцы достигнули существенных фурроров в исследовании звуков речи и их систематизации на базе артикуляторных признаков. Ими уже осознавалась не-тождественность понятий звука речи и фонемы, у их имелись намётки понятия слогофонемы. Построенные на чёткой логической базе артикуляторные систематизации звуков отыскали отражение в порядке следования графических символов в буквенно-слоговых системах Место языкознания среди других наук. индийского письма (брахми — приблизительно с 8 в. до н.э., кхароштхи, нагари, деванагари, шарада и др.), которые вероятнее всего всходят не к оставшемуся ещё не расшифрованным протоиндскому (в главном иероглифическому), а к западносемитскому слоговому письму.

Приметны заслуги старых индийцев в области лексикографии. Им принадлежат составленные на санскрите — языке, отменно отличном от ведийского Место языкознания среди других наук., необъятные ритуально-мифологические трактаты — брахманы (8—7 вв. до н.э.), в каких излагаются общие программки обрядовых действий жрецов и толкования исполняющихся при всем этом ведийских стихов. Совместно с тем они обращались и к ведийскому языку. Сборники глосс к вышедшим из потребления словам “Ригведы” представляют собой 1-ые фактически языковедческие Место языкознания среди других наук. опыты.

В русле поздневедийской религии (брахманизма) сформировалась особая дисциплина — нирукта, занимающаяся разъяснением и этимологическим истолкованием применяемых в жреческом ритуале слов. Интенсивно разрабатывались словари, каталогизирующие имена богов, наименования совершаемых ими действий, находящихся в их распоряжении предметов, признаков этих предметов и т.п.

“Нирукта” Яски — это 1-ый дошедший до нас широкий словарный Место языкознания среди других наук. труд подобного рода, состоящий из 5 частей и включающий синонимические ряды и направленные на определенную тематику группы имён предметов, списки глаголов и отглагольных имён, наименее систематизированные списки существительных и прилагательных и т.д. В своём труде Яска уделил повышенное внимание этимологии. Совместно с тем он включал в свою “Нирукту” и Место языкознания среди других наук. грамматическую информацию (грамматическая систематизация слов, сведения из области словообразования, понятие падежа, семичленная парадигма имени — без вокатива).

В особенности высочайшего уровня добивается разработка заморочек грамматики. Верхушкой грамматической мысли и прототипом для огромного количества подражаний явился труд “Аштадхьяйя” (‘Восьмикнижие’) Панини (5 либо 4 в. до н.э.), ставящий задачей строгую регламентацию и канонизацию Место языкознания среди других наук. санскрита, который сложился рядом с ведийским языком на другой диалектной базе и равномерно теснил его в религиозном обиходе. Панини повсевременно уделяет свое внимание на главные особенности ведийского и отличия от него сан-скрита. Описание языка следует строго синхроническому принципу. И сейчас, с позиций “активной грамматики” (т.е. грамматики говорящего) и Место языкознания среди других наук. генеративной лингвистики, поражает уникальный подход Панини к описанию языка: он идёт от коммуникативной целеустановки и передаваемого смысла к подбору лексических морфем (корней) и потом синтаксических конструкций. Фонетические сведения растворяются в главном корпусе грамматики. Они излагаются с позиций, близких по духу современной морфонологии. Повышенное внимание уделяется морфологическому анализу (без разграничения Место языкознания среди других наук. словоизменения и словообразования). В грамматике Панини направляет на себя внимание чрезвычайная сжатость изложения (в целях более лёгкого заучивания правил назубок). Употребляется изощрённая система символизации языковых единиц, правил и операций. В первый раз в истории лингвистики постулируется понятие “фиктивных” морфем. Синтаксис строится сначала как изложение совокупы сведений о функциях существительного Место языкознания среди других наук. в предложении и т.п., разбросанных в различных местах труда. В грамматике содержится ряд приложений в виде списков слов, объединённых грамматическими признаками. Необходимо подчеркнуть в большей степени теоретическую направленность труда Панини, предвосхищающего по собственному научному уровню заслуги современной формальной логики, структурной и генеративной лингвистики.

Следующие грамматические труды Место языкознания среди других наук. в старой и средневековой Индии представляют собой приемущественно комменты либо переработки канонизированной грамматики Панини (Вьяди, Катьяяна, Па-танджали, а в средние века Чандра, Вараручи, Хечамандра, Джаядитья, Вамана, Бхаттоджи Дикшит). Паниниевские принципы послужили опорой при описании ряда других индоарийских языков (в том числе пракритов).

Рядом с традиционным санскритом появляется Место языкознания среди других наук. и получает распространение буддийский гибридный санскрит, который, вместе с пали, явился одним из основных языков буддийской религии, равномерно (с 6—5 вв. до н.э. до конца 1-го тыс. н.э.) теснившей религию брахманизма, а потом в течение 1-го тыс. н.э. растворившейся на местности Индии в индуизме как обновлённом брахманизме.

Древнейшие индийцы Место языкознания среди других наук. обращались и к вопросам философии языка, сначало в мифологических сказаниях и религиозных текстах, а потом в философских и грамматических трудах. Они признавали язык высшим божеством (“Ригведа”). В ведийском пантеоне выделялись боги, в ведении которых находится языковая деятельность: богиня Речи Вач, богиня священной речи Бхарати, богиня настоящей речи Место языкознания среди других наук. Варуна. В индуистском пантеоне Речь (Vac) стала отождествляться с Брахманом — безличным абсолютом, мировой духовной субстанцией. Сарасвати была отведена тут функция богини зания, мудрости и сладкоречия. В целом же, обсуждение заморочек языка занимало представителей фактически всех главных систем индийской религиозной философии: брахманизма, джайнизма, буддизма, индуизма.

Особо обширное распространение в Индии получили Место языкознания среди других наук. лингвофилософские идеи ведущего представителя “грамматической школы” философии Бхавртрихари (5—6 вв. н.э.), изложенные в именитом сочинении “Вакьяпадия” (‘О слове и предложении’). Этот мыслитель отождествлял Брахмана как высшую действительность, не имеющую начала и конца, со Словом (Словом-сущностью), из которого развёртывается вся Вселенная с её нескончаемым многообразием предметов и явлений Место языкознания среди других наук.. Вселенная есть, по его воззрению, и то, что должно быть высказано (выражаемое, означаемое), и высказывающее (выражающее, значащее), а конкретно слова, речь. Бхавртрихари считал, что познание переплетено со словом уже у новорождённого, что из этого переплетения рождается вся людская деятельность и берут свои истоки наука, искусство и ремёсла. Он различал три Место языкознания среди других наук. стадии, которые проходит Слово в своём развитии: “провидческую” (тут речь неразделима и вечна), “промежную” (тут Слово есть ментальная и не воспринимаемая людьми суть, хотя и имеющая вроде бы временную последовательность), и “выставленную” (где наблюдается артикулируемая, звучащая речь). С ориентацией на вторую стадию он определяет понятие спхоты в качестве Место языкознания среди других наук. центрального звена всей “грамматической философии”. Спхота есть для него неразделимый языковой знак, некоторое состояние сознания, сообщаемое слушателю при помощи звуков речи. Выражение признаётся главной единицей, из которой выделяются слова, а не которая складывается из слов. Им различаются спхота предложения, спхота слова и даже спхота фонемы (но не звука).

Идеи, которые легли Место языкознания среди других наук. в базу индийской языко-ведческой традиции, получили распространение далековато за пределами Индии (вкупе с распространением буддизма). Они получили предстоящее развитие в средневековой, также в современной Индии.

Европейские учёные познакомились с санскритом и мыслями древнеиндийской грамматики в конце 18 — начале 19 вв., что оказало существенное воздействие на складывание сравнительно-исторического Место языкознания среди других наук. языкознания и его способа. Основатели компаративистики верили в то, что древнеиндийский язык является предком всех индоевропейских языков, что ему присуще высшее совершенство, утраченное в развитии языков-потомков. Частое воззвание к разработанным старыми индийцами понятиям и в особенности процедурам анализа наблюдается также в современном европейском и южноамериканском языкознании. При всем этом нередко Место языкознания среди других наук. не обходится без неверного отождествления понятий, выдвигавшихся древнеиндийской наукой, с близкими понятиями, сформулированными в европейской лингвистической традиции, без достаточного учёта различий в этнокультурном, общенаучном и языковедческом контекстах.

Необходимо подчеркнуть этнокультурную специфику индийской науки, остававшейся флегмантичной к истории и хронологии возникновения грамматических трактатов и словарей, не менявшей резко собственных ориентиров Место языкознания среди других наук.. Этим обоснована трудность разделения истории индийской лингвистики на древнейшую и средневековую. Отличия заключаются, приемущественно, в возникновении сначала средневековья развитой лексикографии и становлении — рядом с грамматической — словарной традиции. В средневековье выслеживаются те же, как и в древности, мотивы подчинения лингвистических за-нятий практическим нуждам реставрации и пересоздания обряда Место языкознания среди других наук., сейчас уже в религиозно-йогических целях заслуги потустороннего.

И в древности, и в эру средневековья язык понимался индийскими мыслителями как вид деятельности (в противоположность евро-пейским языковедам, видевшим в языке сначала номенклатуру наименований). В средневековый период усилилось внимание к слову, потому что на замену ставившей во главу угла авторитет вед ведийско Место языкознания среди других наук.-брахманистской идеологии, в недрах которой формировались труды Панини и его современников, пришло учение Будды Гаутамы / Шакьямуни (6 в. до н.э.). Будда отрешался преклоняться перед авторитетом вед и поменял их беседами и проповедями учителя — сутрами, имею-щими уже иную структуру и обхватывающими фактически всю семантико-психическую сферу жизни человека Место языкознания среди других наук., что поставило в центр внимания значение слова.

Представители традиционной грамматики продолжали толковать тексты вед, а лингвисты-семантики занялись истолкованием назиданий Будды. Брахманистски мыслящие Панини и его продолжатели проявляли энтузиазм к методу выражения, к форме текстов, а представители буддийской идеологии — к содержательной стороне текстов. Этим было обосновано различие в Место языкознания среди других наук. наборах определений. К концу 1-го тыс. н.э. буддийская религия утратила свои позиции в Индии в связи с возрождением брахманизма в лице индуизма, что вновь упрочило позиции паниниевской традиции.

Как в древности, так и в средневековье учитывались цели описания языка, предназначенность его определённым адресатам. Индийские учёные разработали процедуры установления и Место языкознания среди других наук. систематизации при анализе языка не обнаруживаемых в конкретном опыте единиц конечного набора, отказываясь разграничивать их суть и явление. Им была присуща вера в то, что сверхчеловеческий создатель преподал людям язык как матрицу, т.е. свёрнутую форму познания, развёртываемую дальше усилиями людей.

Известны многие средневековые комментаторы труда Панини, работавшие в русле Место языкознания среди других наук. его традиции: Патанджали, Катьяяна, буддист Чандрагомин (5 в.), джайн-дигамбар Джайнендра (5 в.), джайн-шветамбар Шакатаяна (8 в.). Они стремились сделать книжку Панини еще больше лаконичной. Возникают связанные своим ме-тодом с грамматикой Панини и в то же время вроде бы её ревизовавшие грамматические трактаты “Дхатупатха”, “Гана-патха”, также принадлежащая Чандрагомину “Унадисутра”, где Место языкознания среди других наук. создатель проводит различение меж морфемой и словом, утверждая наличие у последнего референта.

На базе паниниевской модели создаются грамматики пракритов (кодифицированных в литературе форм среднеиндийской речи): Вараручи, Хемачандра (13 в.). Объектом грамматического описания становится палийский язык, обслуживавший южный буддизм. Создатели трудов по языку пали Каччаяна, Сангханандин, Брахмадатта ориентируются по преимуществу Место языкознания среди других наук. на допаниниевскую грамматическую школу Айндры.

Возникают 1-ые словари. Буддист Амарасимха (5 в.) заложил принципы индийской лексикографии (группировка слов по содержательным признакам, упорядоченный перечень синонимов, перечень неоднозначных слов с истолкованиями, стихотворная форма словарных статей — для заучивания). За ним следуют индуист Халаюдха, джайн Хемачандра (11—13 вв.). Завлекают внимание систематизация лексики в согласовании с Место языкознания среди других наук. принимавшейся в то время систематизацией явлений мира, нащупывание неразделимых одноплановых единиц содержания (аналог фигур содержания у Л. Ельмслева), различение первичных и вторичных значений слов. На следующем шаге развития буддистской мысли возникает понятие мантры — выражения как атома целенаправ-ленной языковой деятельности, как единства фигур выражения (фонем) и фигур содержания Место языкознания среди других наук..

Потом формируется (с учётом йогического использования языка) явившееся последним принципным достижением средневековой индийской лингвистической мысли осознание значения как величины, определяемой внеязыковым контекстом, ситуацией, прагматическими факторами, что отлично согласовывалось с общим осознанием языка как метода деятельности.

В современной Индии собственная лингвистическая традиция ещё живая, хотя индийские учёные и в Место языкознания среди других наук. особенности их западные коллеги стремятся применить к исследованию санскрита и других индоарийских языков выработанные в западной традиции способы сравнительно-исторической, ареальной, структурной, генеративной лингвистики.

ВОПРОС 4

Говоря об главных моментах исследования языка в Старой Греции, обычно обращают свое внимание на последующее. Если в Индии такое исследование носило по преимуществу эмпирический Место языкознания среди других наук. и утилитарный нрав (т. е. опиралось на опыт, приобретенный в итоге работы над текстами, и было связано с практическими нуждами), то в Греции трудности языкознания сначало занимали место сначала в рассуждениях философов и только позже стали разрабатываться в фактически грамматическом плане. Обозначенное событие и определило обычное деление греческой лингвистической мысли на философский Место языкознания среди других наук. и грамматический периоды (хотя, очевидно, пробы философского осмысления явлений языка длилось в протяжении всего существования древней цивилизации).

Посреди важных вопросов, разрабатывавшихся в 1-ый период (хронологически он обхватывает время примерно с конца VI до конца IV в. до н. э.), основной неувязкой (и предметом жестоких обсуждений) стал спор о так Место языкознания среди других наук. именуемом «природном» либо условном нраве слов, по другому говоря, о том, как соотносятся вместе предметы и их наименования. Нареченный спор привел к формированию 2-ух главных теорий – «фюсей» («по природе», т. е. заглавие определяется самой природой предмета) и «тесей» («по установлению», т. е. заглавие представляет собой продукт соглашения меж людьми Место языкознания среди других наук., являясь произвольным и никак не связанным с природной сутью предмета).

Основателями нареченных концепций именуют 2-ух больших представителей древнегреческой философской мысли – Гераклита Эфесского (540–480 гг. до н. э.) и Демокрита из Абдеры (460–370 гг. до н. э.). 1-ый утверждал, что каждое имя неразрывно связано с той вещью, которую оно обозначает; потому заглавие Место языкознания среди других наук. отражает природу обозначаемой вещи, подобно тому как дерево отражается в реке либо человек – в зеркале. «У всего имеющегося есть правильное имя, прирожденное от природы… одно и то же у всех», – так передает эту точку зрения в собственном диалоге «Кратил» наикрупнейший древнегреческий философ Платон (ок. 427 – ок. 347 до н. э.).

2-ая Место языкознания среди других наук. концепция, напротив, исходила из того, что вещи обозначаются словами только согласно обычаю, по установлению людей. В неприятном случае тяжело разъяснить такие факты, как многозначность слова, синонимию, изменение заглавий, отсутствие словесных обозначений для целого ряда вещей. В упомянутом диалоге данная точка зрения формулируется последующим образом: «…Никакое имя никому не Место языкознания среди других наук. урождено от природы, но принадлежит на основании закона и обычая тем, которые этот обычай установили и так называют».

В этом споре понимали роль такие представители древнегреческой философской мысли, как Протагор, Эпикур и др. Что все-таки касается самого Платона, то, изложив устами собственных героев – Кратила и Гермогена Место языкознания среди других наук. обе точки зрения, он, от имени выведенного в диалоге Сократа, занимает среднюю линию. С одной стороны, слово далековато не всегда отражает суть предмета; с другой стороны, полная случайность связи меж словом и предметом сделала бы неосуществимым человеческое общение. Подлинно верный язык может существовать исключительно в идее; сначала меж звуками слова и Место языкознания среди других наук. обозначаемыми понятиями должна была существовать внутренняя связь; но потом от «правильных» начальных слов было образовано такое огромное количество других, что внутренняя связь меж звуком и значением уже не может быть усмотрена, и закреплена она благодаря публичной традиции.

С нареченной неувязкой был связан и очень интересовавший многих греческих мыслителей Место языкознания среди других наук. вопрос о происхождении языка. В целом отвергая теорию божественного происхождения последнего и не считая вероятным признавать, что язык был сотворен одним любым выдающимися человеком, древние философы, по существу, выдвинули все те идеи, которые существенно позднее (уже к XVIII столетию) оформились как разные теории происхождения языка. Так, представители стоической философской Место языкознания среди других наук. школы, главой которой был Хрисипп (280–206 гг. до н. э.), придерживались теории звукоподражания, согласно которой язык появился благодаря тому, что человек имитировал звуки природы с помощью собственного речевого аппарата. Последователи Эпикура (341–270 гг. до н. э.) склонялись к мысли, что более правильной следует признать теорию междометий, согласно которой первоначальными элементами языка были Место языкознания среди других наук. непроизвольные выкрики, сопровождавшие те либо другие людские эмоции. Отдельные мысли, высказанные Демокритом и нашедшие отражение в диалоге Платона «Кратил», потом составили базу теории общественного контракта, считавшей язык продуктом соглашения меж людьми.

Одним из важных качеств древнегреческой философии языка стала попытка выполнить систематизацию слов на логической базе. Начало ее связано с Место языкознания среди других наук. именованием Платона, выделявшего в языке либо речи две части – имя и глагол. К первому относятся слова, о которых что-либо утверждается (т. е. выступающие в качестве подлежащих); ко второму – слова, показывающие, что конкретно утверждается об именах (т. е. выполняющие функции сказуемых). Но подлинная разработка логической системы Место языкознания среди других наук. частей речи связана с именованием величайшего из древнегреческих мыслителей Аристотеля (384–322 гг. до н. э.).

Считая, что «природных» имен не существует и последние получают условное значение, когда становятся знаками, Аристотель в собственном труде «Поэтика» выделяет последующие части речи: элемент, слог, альянс, имя, глагол, член, падеж, предложение.

Под элементом Аристотель осознает неразделимый Место языкознания среди других наук. звук, но не всякий, а таковой, из которого может появиться разумное слово (при этом звуками, по Аристотелю, могут быть и сами звуки, и слова, и даже предложения, хотя философ и клеветает, что некие из их являются составными). Слог представляет собой состоящее из частей образование, не имеющее самостоятельного значения. Альянс (сюда Место языкознания среди других наук. будут, согласно Аристотелю, относиться также местоимения и члены, т. е. артикли) также не имеет самостоятельного значения. Важными частями речи (и сразу членами предложения) являются имя и глагол, основная разница меж которыми заключается в том, что значение первого лишено колера времени, а 2-ое им обладает. Как имена, так и Место языкознания среди других наук. глаголы могут иметь падежи, т. е. косвенные формы и формы множественного числа. Не считая того, имена делятся по родам на мужские, дамские и лежащие меж ними (т. е. средние). Предложение же представляет собой составной звук, имеющий самостоятельное значение, при этом в отличие от других сложных образований, таких как имена и глаголы Место языкознания среди других наук., его составные части также имеют самостоятельное значение. Аристотель отмечает, что могут существовать и предложения без глаголов, к примеру, определение человека; но в любом случае какая-либо часть предложения будет иметь самостоятельное значение. Но, в другой работе – «Риторике» – Аристотель показывает, что из 3-х частей речи – имен, глаголов и союзов Место языкознания среди других наук. – 1-ые две имеют самостоятельное значение, тогда как союзы делают определенные грамматические функции.

После Аристотеля значимый вклад в исследование языка занесли философы стоической школы. Они перенесли логический термин «часть речи» в языкознание, различая глагол, альянс, член, имя собственное и имя нарицательное, при этом, в отличие от Аристотеля, все части речи Место языкознания среди других наук. признавали важными. Стоики уточнили понятие падежа, ограничив его только именами, разделили падежи на прямой (именительный) и косвенные падежи и дали последним наименования (родительный, дательный, винительный), которые в предстоящем закрепились и в греческой, и в латинской (с добавлением отложительного падежа – аблятива), а потом и в грамматиках других языков. Представителями стоической Место языкознания среди других наук. философии был введен в исследование языка и термин «синтаксис».

Будучи сторонниками теории «фюсей», т. е. считая, что слова вначале истинны – отражают действительную природу обозначаемых ими вещей, стоики поставили задачку: исследуя слова, вскрыть их настоящую природу – этимон (по-гречески «истина»). Потому с ними связывают зарождение этимологии, т. е. науки об Место языкознания среди других наук. настоящем значении слова (хотя этимологическими рассуждениями занимался еще Платон). Но исходя из убеждений сравнительно-исторического языкознания этимологии стоиков (как и других древних, средневековых и позднейших создателей прямо до XIX в.) являлись в собственном большинстве полностью ненаучными.

В конце концов, говоря о древнегреческой философии языка, следует упомянуть, что ее Место языкознания среди других наук. представители занимались и таковой чисто лингвистической дисциплиной, как фонетика, хотя при всем этом не различались звуки и буковкы, а акустические и физиологические наблюдения уступали индийским. Так, в диалоге «Кратил» Платон различал гласные, безмолвные громкие и безмолвные беззвучные; позже более детализированную систематизацию звуков отдал Аристотель, выделяя гласные, у каких «звучание слышится без Место языкознания среди других наук. прикладывания языка», полугласные, «звучание которых слышится при прикладывании языка», и безмолвные, которые при наличии прикладывания языка самостоятельного звука не дают, а делаются слышными в соединении со звуками, имеющими какую-нибудь звуковую силу (по современной систематизации к полугласным можно отнести сонорные и фрикативные согласные типа р и с, а Место языкознания среди других наук. к безмолвным – взрывные, к примеру б и г). Аристотель отмечает, что они различаются зависимо от формы рта, места образования, густым и узким придыханием, долготой и краткостью, острым, томным и средним ударением. Так как же под элементом философ осознавал только таковой неразделимый звук, из которого, может создаваться разумное слово, историки Место языкознания среди других наук. языкознания отмечали, что он приблизился к понятию фонемы.

Препядствия фонетики отыскали отражение и в трудах стоиков, выделявших 24 буковкы, которые разделяются на гласные и согласные.

Таким макаром, уже в 1-ый – философский период – древнегреческая лингвистическая идея обращалась кроме общефилософских и к фактически языковым вопросам. Но перевоплощение исследования языка в самостоятельную дисциплину (грамматику Место языкознания среди других наук. в широком смысле слова) связывают уже со вторым периодом ее развития.

ВОПРОС 5

АЛЕКСАНДРИЙСКАЯ ГРАММАТИЧЕСКАЯ ШКОЛА, более значимая древная школа, занимавшаяся описанием языка (см. НАЦИОНАЛЬНЫЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ). Александрия, столица эллинистического страны Птолемеев (4–1 вв. до н.э.), была наикрупнейшим центром греческой культуры и образованности; эта роль сохранялась за Место языкознания среди других наук. ней и в период, когда Египет заходил в состав Римской империи и Византии (1 в. до н.э. – 7 в. н.э).

Александрия была многонациональным городом, там жили носители различных языков, но языком администрации и культуры был греческий. Это определило необходимость обучения обучения негреков греческому языку, зачем требовалось его соответствующим образом Место языкознания среди других наук. обрисовать. Вот поэтому древная лингвистическая традиция, ранее ограничивавшаяся отдельными замечаниями относительно природы и параметров языка, перебежала в александрийской лингвистической школе к периодическому описанию языковой системы.


mestorozhdeniya-poleznih-iskopaemih-kontrolnaya-rabota.html
mesyac-aprel-plan-raboti-na-2011-2012-uchebnij-god-soglasovano-s-metodistom-omc.html
mesyac-fevral-plan-raboti-na-2011-2012-uchebnij-god-soglasovano-s-metodistom-omc.html